Статьи

Горячая линия

по вопросам энергосбережения

8-800-2000-261

бесплатно круглосуточно

Статьи

Углеводороды: 30 лет спустя

22 Ноя 2013

Как технологические прорывы и революции могут повлиять на мировой энергетический рынок? Чем эти изменения грозят России? Об этом рассказывает Вячеслав Кулагин, руководитель Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН.

Революции и прорывы

Нашим институтом в сотрудничестве с Аналитическим центром при Правительстве РФ подготовлен Прогноз-2013, отражающий ситуацию на мировых энергетических рынках до 2040 г. Одной из ключевых задач, стоящей перед нами в ходе подготовки прогноза, было посмотреть, как развитие технологий и изменения, происходящие сегодня в мире, могут повлиять на энергетику.
Мир сейчас развивается очень стремительно и динамично. То, на что раньше требовались тысячелетия, сейчас происходит за годы. Соответственно, амбициозная задача — сделать прогноз на ближайшие 30 лет — предполагала, что мы будем смотреть не только базовые сценарии, соответствующие текущему видению развития, актуальным тенденциям, но и сценарии с некоторыми революциями, которые могут преобразить мир и отразятся на энергобалансах.

Чтобы это сделать мы провели достаточно детальный анализ технологий, причем во всей цепочке производства энергии, посмотрели все составляющие. Получили достаточно неожиданные и интересные для нас выводы, которые привели к тому, что нам пришлось перекроить наш прогноз, сделать его несколько другим.

В процессе подготовки прогноза мы выделили два фактора — технологические революции, влияющие на энергетический рынок, и прорывы. В чем их отличие? Революция — это сочетание нескольких условий. Во-первых, энергетика должна получить новый ресурс. Причем не просто ресурс, а ресурс существенный, который сможет раздвинуть границы, в рамках которых энергетика сегодня существует. Во-вторых, должна появиться новая структура энергетических рынков. И, наконец, в-третьих, комплекс новых технологий должен служить на основе новых источников энергии, которые существенно расширяют возможности потребителя.

Рассмотрим это на примере атомной энергетики. У нас произошел некоторый прорыв, который можно считать частью, «предпосылкой» революции. Но чтобы она состоялась, нужны новые прорывы, которые сделают атомную энергию настолько дешевой, что она действительно станет намного конкурентоспособней, чем другие ресурсы. Думаю, со временем этот прорыв состоится, но в рассматриваемой перспективе до 2040 г. мы его не видим. И если после 2040 г. этот прорыв все же состоится, но к тому времени произойдут другие технологические революции, то они могут сделать этот прорыв бессмысленным.
Если быть ближе к сегодняшнему времени, с начала 2013 г., мы много слышим о сланцевых газе и нефти. И, конечно, последствия этого технологического прорыва мы не могли не посмотреть.

Сланцевый прорыв

В последние годы произошел прорыв, позволяющий применить существующие технологии добычи нефти и газа для сланцев. Это дало толчок и фантастические темпы роста: с 2007 по 2012 г. в десятки раз увеличилось производство нефти и газа на данных залежах. Это серьезный результат. Но дальше перед нами встает некая стена. Существует ряд барьеров, которые не дают активно развиваться сланцевым проектам. Они связаны и с экономической и с технологической составляющей.

Чтобы состоялся следующий прорыв, прежде всего, необходимо достичь определенных успехов в области безводных технологий при добыче нефти и газа. Исследования в этом направлении сегодня ведутся. В нашем сценарии мы предположили, что данная проблема решается где-то за горизонтом 2020 г.

Необходимо также снятие экологических барьеров. Честно говоря, для США и это и сейчас не препятствие. Но они проводят исследования последствий, и тут возможны разные варианты. 

Что мы видим в результате сценария, описывающего «сланцевый прорыв»? Немножко разные картины по рынкам нефти и по рынкам газа. На рынке нефти появляются новые игроки, причем их количество удваивается. На рынке сланцевого газа количество игроков остается примерно то же, что и сегодня, но существенно увеличивается добыча практически у всех производителей, кроме США. В этой стране также увеличивается объем добычи, но поскольку это замкнутый рынок, то рост не такой существенный.
Естественно эта ситуация влияет на предложение. Сейчас оно существенно расширилось и стало более стабильным. Существует достаточно широкий резерв, чтобы увеличивать или сокращать добычу примерно при тех же ценах.

Мы часто слышим, что уровень сланцевых прорывов может привести к обвалу цен. Мы в Прогнозе-2013 никакого катастрофического обвала не видим. Но у нашей страны есть риски, связанные с тем, что изменится круг поставщиков нефти и газа, и упадут объемы экспорта российских углеводородов.

Сланцевый провал

Мы также рассмотрели и сценарий того, как мог бы развиваться рынок, без «сланцевого прорыва». Здесь мы предполагаем, что после 2013 г. соответствующие проекты сворачиваются. Причины могут быть следующими. Оценки сланцевых ресурсов, которые мы сейчас видим в различных источниках, за исключением территории США, не имеют за собой хорошего обоснования. Это именно оценки, а не данные геологоразведки. Соответственно, вопросы к этим ресурсам достаточно большие. Мы предположили, что количество запасов не подтверждается.

Кроме того, находят подтверждение те исследования, которые говорят, что технология влияет на экологию. И главный фактор — экономически рентабельная технология безводной добычи так не создана. В результате в этом сценарии уже к 2025 г. добыча сланцевой нефти прекращается практически полностью, а газа сокращается к 2040 г. более, чем в пять раз.

Этот сценарий самый приятный из всех рассмотренных для России и стран ОПЕК, потому что балансовые цены на нефть пойдут вверх. Но опять же, даже в этом случае, мы не видим скачка до 200 – 250 $ за баррель. Цена поднимается примерно до 130 $.
Регионализации цен на углеводороды в случае сланцевого провала не происходит, напротив, рынки сближаются. В результате традиционные поставщики наращивают экспорт нефти и газа. При этом растет импорт СПГ в США. Существенно возрастает мировой объем торговли СПГ. А на нефтяном рынке начинают работать над поиском альтернатив.


Топливо будущего

Хотелось бы сделать акцент на рынке автомобильных топлив. Насколько у газа есть перспектива в транспортном секторе? Мы провели достаточно серьезный анализ, в результате которого определили, какие цены на газ приемлемы для перехода на газомоторное топливо. И получилось, что, за исключением США, при существующих ценах, переходить на газомоторное топливо не интересно. Но ситуация серьезно меняется, если нагрузка по переводу автомобиля на газ ложится не на потребителя, а на производителя. Использование машин, изначально произведенных для работе на газе, существенно увеличивает привлекательность газового топлива, но в отдельных регионах.

Также мы посмотрели, насколько привлекательным для транспорта будет биотопливо. Несколько лет назад в США были запущены государственные программы поддержки биотоплива, но мы видим, что пока надежды не оправдались. Меняются прогнозы и акценты, возник целый ряд проблем, связанных с экономикой биотоплива.
Ситуация может еще раз измениться, но в отдаленной перспективе. По нашим оценкам, биотопливо, при реализации базового сценария (стоимость нефти 100 - 110 $ за баррель), будет рентабельно и интересно в странах с тропическим и субтропическим климатом, где можно выращивать растения по четыре-пять циклов в год. В других регионах оно станет рентабельным при цене нефти 120 – 140 $ за баррель.

Не могу не сказать об электромобилях. В Прогнозе-2013 сказано, что должно быть сделано, чтобы электромобили стали рентабельны как при централизованном энергоснабжении (с использованием аккумуляторов), так и при децентрализованном (с применением топливных элементов). Основной вывод: в сегодняшних условиях развития технологий, внедрение электромобилей требует существенной господдержки.

Но если эти технологии будут развиваться, то электромобили окажут на рынок очень серьезное влияние. Я имею ввиду, рынки нефти и электроэнергии. В частности, спрос на электроэнергию возрастет на 35 %. Возникнет проблема: как обеспечить этот спрос?
Чтобы электромобили стали экономически привлекательными, цена на электроэнергию не должна превышать 15 центов за кВт∙ч, а цена будет существенно выше. Так что в условиях неизбежного падения цены на нефть, надо будет приложить очень большие усилия, чтобы объяснить потребителям, почему они должны выбирать электромобили.

Биогаз будет конкурентоспособен и интересен в отдельных регионах мира, в отдельных местах, прежде всего удаленных, к примеру, в фермерских хозяйствах. Он займет свою нишу, достаточно небольшую.

Революция отменяется

Подводя итоги, отмечу, что мы не увидели ни одной серьезной технологии, которая к 2040 г. может преобразить энергетический мир. Мы прогнозируем достаточно стабильный рынок топлив и не видим ни одной серьезной революции, хотя видим прорывы.
И если отсутствие революций для нашей страны — положительный момент, то наличие прорывов — скорее негативный. Любой технологический прорыв, который мы смотрели в рамках прогноза, существенно ухудшает условия России на международном рынке, он очень влияет на экспорт, на положение наших компаний, при тех ценах и при той себестоимости, которую мы сегодня можем предложить.

Источник: Energyland 

Начало активности (дата): 22.11.2013 09:16:23

← Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений